11 thoughts on “«Просто о сложном» на ИОТ с доктором технических наук А. И. Тихоновым. Первая передача проекта. Физика

    1. Искусственный интеллект — достаточно объемное понятие. И если до какой-то степени он может быть объяснен научно, то на каком-то этапе наука в данном вопросе начинает очень тесно соприкасаться с оккультизмом… Но однозначного ответа на Ваш вопрос нет, поскольку это более сложное явление, чем сформулировано в вопросе.

    2. ИИ — это направление развития компьютерных технологий, связанное с решением задач, требующих привлечения алгоритмов, которые в применении к человеческой деятельности традиционно относят к интеллекту. Например, игра в интеллектуальные игры типа шахмат, доказательство теорем, поиск оптимального варианта решения какой-то задачи, поиск алгоритма решения какой-то задачи. К области ИИ относятся также задачи распознавания изображений, голоса, текста, поиск закономерностей и вообще практически все задачи с использованием нейросетевых алгоритмов. К ИИ относят также задачи создания экспертных систем, позволяющих выдавать рекомендации по какой-то области знаний, например, ставить медицинские диагнозы по набору симптомов, а также создание компьютерных переводчиков с иностранных языков, интернетовских браузеров, облегчающих поиск информации, и т.п.
      Дело в том, что многие логические операции (даже традиционно относящиеся к понятию творчества) поддаются алгоритмированию. Для неспециалиста это может выглядеть почти как чудо (например, когда машина обыгрывает тебя в шахматы). Для специалиста это просто удачный программный код, в котором реализован поиск вариантов решения задачи и, может быть, какой-то интересный математический аппарат.
      ИИ ничего общего не имеет с такими понятиями, как создание искусственного разума в том смысле, как это трактуется в применении к человеку, особенно в совокупности с таким явлением, как рефлексия, то есть самоосознание. Просто в 60-70-х годах было много споров о возможностях ИИ. К этому спору подключились фантасты. После этого ИИ стал практически сказочным персонажем, ничего общего не имеющего с тем научно-техническим направлением, которое развивается в наши дни.
      Что касается термина «лженаука», то этим термином часто пользуются в спорах, как одним из аргументов, который невозможно ни доказать, ни опровергнуть. В некоторых странах (в том числе и у нас) даже созданы комитеты по лженауке. Действительно, в науке существуют принципы, выход за пределы которых зачастую трактуется как выход за пределы науки (например, принципы объективности, детерминизма, экспериментальности и повторяемости, научной преемственности и т.п.). Однако настоящие прорывы в науке фиксировались именно после отказа от некоторых принципов (типичным примером является отказ Лобачевского от одного из принципов линейной (евклидовой) геометрии). Недавно была получена Нобелевская премия за фиксацию гравитационных волн. Это открытие было сделано с использованием прибора, имеющегося в одном экземпляре, на основе единичного зафиксированного явления. Это противоречит принципу повторяемости научного открытия. Однако премию все-таки дали, несмотря на ропот армии честных ученых. Поэтому с термином «лженаука» надо быть очень осторожным.

      1. Андрей Ильич, большое спасибо за Ваш столь подробный отклик. Но все-таки, как Вы считаете: есть области в сфере развития искусственного интеллекта, где наука начинает тесно соприкасаться с тем, что традиционно относили к сфере оккультизма или же это придумано современными фантастами?

        1. На мой взгляд, соприкосновение с оккультизмом уже происходит в сфере таких наук, как психология, социология, экология и т.п. Живые системы не вписываются в механистические принципы физики. Приходится как-то изощряться, чтобы при описании живых систем не выйти за пределы «запретов». Например, для описания социальных процессов приходится вводить такие термины, как системный фактор, эффект толпы, эмерджентность. Некоторые уже осмелели и называют такие вещи эгрегорами. А здесь уже один шаг до мистики. Что касается искусственного интеллекта, то здесь пока все прозаично. Мы о многом мечтали, но, как всегда, реальность все расставила по своим местам. И самое мистичное в области ИИ — это создание киборгов. Но и тут нет особой мистики, так как киборг — это человек, снабженный «компьютеризированными костылями». По сути, ничего оккультного.

  1. Андрей Ильич все чётко пояснил, что является наукой, а что — нет. Это замечательно и не вызывает сомнения и возражений. Но, я не согласен с его оценкой перспектив развития науки и нынешнего уровня. Не все так радужно, как он приводит. Очевидно, что за последние 30-40 лет нет бурного развития науки в мире. А есть прикрытая стагнация или даже потеря тех рубежей, которые были достигнуты.

    1. Я сам отношу себя к скептикам в плане развития науки. Особенно стагнирует то, на что мы так надеялись в советские времена. Я имею в виду космические исследования, термоядерный синтез и т.п. (по нашим прогнозам 80-х годов, мы уже должны были колонизировать Марс). Теория элементарных частиц также уперлась в границы применимости принятой модели мира. Зато эволюционируют компьютерные технологии. На мой взгляд, сегодня мы переживаем кризис науки, аналогичный кризису начала 20-го века. Есть принципы, которые, на мой взгляд, сдерживают развитие науки. Особенно в плане понимания живых систем. К тому же наука стала очень прагматичной. Но поиск идет. Возможно, будет некий прорыв в новое понимание.

  2. Дело в том, что ни компьютер, ни искусственный интеллект — это не наука. Это просто технологии. Решение математических задач. Когда вы решаете математические задачи из учебника, это не значит, что вы занимаетесь наукой.

    1. Под задачей здесь понимается именно решение какой-то проблемы. Это не задачи из учебника. Научное исследование включает в себя формулировку проблемы, поиск информации по теме исследования, формулировку целей исследования и задач, которые необходимо решить для достижения поставленных целей, выбор или разработку методов, моделей, алгоритмов и т.п. для решения поставленных задач, собственно решение поставленных задач с использованием выбранных средств, формулировку выводов по результатам исследований, экспериментальную проверку полученных результатов и т.п. Большое значение при этом играет выбор математического аппарата (модели). Некоторые, вообще, считают, что без математики нет науки. Можно ли обойтись без математики в научных исследованиях? Можно, но только на первых этапах развития данного научного направления, когда происходит поиск путей решения какого-то класса проблем (начальная проработка). Степень проработанности научной проблемы, как правило, определяется степенью проработанности математического аппарата, который использован или разработан для ее решения (например, в ИИ чаще всего используется математический аппарат нейронных сетей, который развивается сегодня как самостоятельное научное направление).
      Компьютерные технологии — это в первую очередь численная математика, в частности численная логика. Это наука. Практическая реализация этой науки — это те самые компьютерные технологии, которыми мы пользуемся. Но, начиная с Тьюринга и фон Неймана, компьютерные технологии — это, в первую очередь, математика. Развитие элементной базы компьютерных технологий напрямую связано, в первую очередь, с физикой, математикой и техническими науками.
      Поэтому, компьютер и компьютерные технологии, включая ИИ, — это, в первую очередь, наука.
      Понятно, что продукты науки (компьютер, ИИ и т.п.) используются другими людьми, возможно, далекими от науки, для решения своих конкретных прикладных задач, например, для поиска информации в интернете (поиск информации — это задача, даже если мы не употребляем этого слова). Но в истоке всех этих технологий лежат научные исследования и разработки.
      Понятно, что программист, создающий компьютерные системы, может считать, что наука ему не нужна. Однако он настолько пронизан наукой еще со школы, что вся его деятельность находится в русле научного мышления и научного метода, даже если он так не считает. Другое дело, что многие наукоемкие направления деятельности сегодня настолько детально проработаны и поддержаны разработанными кем-то технологиями, что стали напоминать чистое ремесло, например инженерия. Но это наукоемкое ремесло.
      Кстати, технология — это одно из направлений технической науки, наряду с проектированием, эксплуатацией, ремонтом, техническим обслуживанием и т.п.

  3. А прорыв в новое может быть, а может и не быть. Вот какая у нас сейчас картина.

    1. Наука — это, в первую очередь, метод поиска ответов на вопросы мировоззренческого или практического плана. У науки есть свои достоинства, но есть и границы. Например, наука хороша в тех вопросах, ответы на которые можно найти с использованием законов логики. Но не все ответы можно найти на пути логических построений. Например, можно вспомнить квантовый принцип дополнительности Н.Бора, который в чем-то продолжает идею Гегеля о единстве и борьбе противоположностей, который, в свою очередь, продолжает древнюю идею о дуальности мира (инь-ян). Можно еще вспомнить математические теоремы Геделя о неполноте формально-логических систем знаний. Все это говорит о том, что в любой проблеме можно обнаружить существование, по крайней мере, двух систем отсчета, каждая из которых логично приводит к выводам, отрицающим друг друга. То есть помимо логики «от частного» (редукционизм), принятой в науке, в любом явлении можно обнаружить нечто, что невозможно вывести из этой логики. Зато как раз эти моменты, как правило, хорошо просматриваются с позиции «от целого» (холизм). Наука «не любит» смотреть в эту сторону. И именно здесь самое уязвимое место науки, которая не может ответить на некоторые «вечные» вопросы. Например, к таким вопросам можно отнести проблему понимания сути феноменов жизни и сознания. Именно преодоления этого «отторжения» способно вывести науку из тупика. Именно здесь я ожидаю прорыва, тем более, что об этом сегодня говорят все более открыто, смело и обоснованно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *