А. В. Тарасов Путешествие от тьмы к свету в поиске себя настоящего. О романе А. А. Федотова «Кожаные ризы»

Современный читатель – очень искушенный, его сложно чем-либо удивить.  Однако среди книжных новинок появляются не только те, авторы которых  изначально стремятся «попасть в тренд», но и самостоятельные книги, содержащие новые формы осмысления вечных вопросов.

Роман Алексея Федотова «Кожаные ризы» – очень современное высокоинтеллектуальное  сатирическое произведение. Автор – историк и религиовед, писатель и журналист – смог в  занимательной форме на серьезном уровне поднять целый ряд онтологических проблем. Произведение напоминает калейдоскоп – визуальный ряд, запечатленный в слова; сменяющие друг друга картинки, сменяющаяся реальность, когда непонятно, что реально, а что нет, когда время и пространство становятся размыты, а потом картинки  где-то смыкаются одна с другой, придавая целостность обрывчатости…

Визуальность книги очень сильна. Реально видишь персонажей, место действия. Мог бы получиться очень интересный, злободневный, но и умный фильм. Сценарий писать, адаптировать роман было бы не сложно. Вспоминается  «Матрица». Этот  фильм – пример того двойничества мира, который возможно присутствует в реальности, но уж точно показан в фильме. Но в фильме показана технотронная фантазия, вероятность которой мала. А Федотов описал мир мифологический.  Я сравнил бы роман с гениальными романами Д. Джойса «Улисс» или «Кентавр» Дж. Апдайка. А в кинематографе – с фильмом «Синий бархат» Дэвида Линча.  Не выдуманный технотронный мир, а реальный параллельный мир, проявленный ещё в классической литературе, философии, мифологии; и описал его автор блестяще с глубоким знанием предмета. Визуально и ярко. Особенно предметно взаимопроникновение и взаимосуществование миров.  Можно вновь обратиться к уже упомянутым произведениям.

Диалоги двух профессоров, за которыми также угадываются реальные прообразы, выписаны блестяще. Они точны, высокоинтеллектуальны, художественны, как диалоги Платона. Но одна мелочь. Диалоги Платона – это особый жанр. Здесь же роман. И необходимо было бы, на мой взгляд, добавить «воздуха» – небольшие детали, уточняющие место, действие и эмоции говорящих. Это придало бы блестящим диалогам живое присутствие, живое дыхание автора и читателя. А  то получается, что они говорят в космосе (что само по себе не плохо). Вот ведь А. Солженицын в своём романе (и в фильме Г. Панфилова) «В круге первом» выводит забывшихся в споре учёных на улицы современной Москвы из стен их «шарашки». Но и космос надо описать – короткими точными фразами.  Впрочем, это не портит произведение, скорее придает ему особый колорит.

Образы   современных дельцов от науки и образования показаны ярко, сочно и точно. Сразу предстают реальные прообразы в лице деятелей университетского движения. Как они живы, так и ждёшь продолжения их похождений в новых частях романа.

Вторая часть романа «Кожаные ризы» начинается медленно и тягуче, как выход человека из глубокого запоя, депрессии или тяжёлого сна, когда не понимаешь, здесь ли ты в светлой яви или ещё находишься в тяжёлом мареве тёмного сна. Но «мы сотканы из ткани наших снов», говорил У. Шекспир. Так главный персонаж профессор Барт пытается вернуться к обычной жизни после многих лет беспробудного пьянства и нескольких часов существования в мире мифов и грёз. И первое, что он хочет сделать, это даже не избавиться от пьянства, а спасти  юную девушку, помочь ей. Это неосознанный благородный порыв вызывает бурю ненависти в этом и ином мире. Но как говорил Гёте  «несмотря на все их недостатки, люди больше всего достойны любви».

Но сначала отметим блестящую карьеру современных дельцов от образования и науки Заподлянского и Пиковой, так понравившимся читателям в первой части. Как и в современной нам не литературной жизни эти лихие ребята достигают, казалось бы, своего потолка – ректор и президент университета. Они достигли! И уже вершат судьбы людей не закулисными играми, а открыто; и, конечно, первой жертвой становится меняющийся Барт. После комичного отравления ворованной едой (Заподлянскому жалко денег на кусок колбасы, а Пикова вообще тратит деньги только на себя любимую, у неё и семьи то, наверное, нет), они замахиваются на убийство. Но «космическая трагедия» оборачивается для них фарсом – новым витком роста их карьеры. Это достойное место – отхожее место. Сцена сговора с бандитами и последующее пребывание в дерьме описано автором ярко, визуально в традициях лучших комедийных сцен мирового кинематографа. Достойная карьера на подъёме  из ректоров в отхожее место и далее в министры. Но до чего бесцветен Заподлянский или как говорил Жан Лабрюйер, «нет ничего бесцветнее, чем характер бесхарактерного человека».

Появляется  во второй части романа и уже известный персонаж нашего автора Борух Никанорович Свинчутка – не человек и не мелкий бес, а «великий посвящённый». Деятель, проплывший большую трудную жизнь и достигший больших глубин  низости. На новом месте, в новом романе красавец разворачивается широко, устраивает карьеру наиподлейшего «учёного и преподавателя». Даже посвящает его в тайное общество с новым звучным и «гордым» именем «Сучий Потрох», его теперь так и называют все. Командует он и иным миром, но не всеми, правда, а только теми, кто отдан ему во власть; среди них есть и большие персоны – герцог, например. Автор романа приводит очень точное и злободневное замечание.

«- У герцогов бывают шефы? — изумленно спросила Марина.

— Они даже у царей бывают. И сидят в какой-нибудь дыре – не такой шикарной, как ваш замечательный город, а в какой-нибудь хижине зулусского колдуна. А короли, султаны и прочие едут туда…».

Свинчутка дан автором ярко, но ускользающе незаметно, каков он сам – этот не человек и не мелкий бес.

Кот и Великий Пан выступают как некие современные рыцари добра. Действуют они на жителей нашего света  мистическими приёмами, пытаясь сохранить всеобщую мудрость и справедливость. И не подчиняются они «великому посвящённому» Свинчутке, выполняя чью-то иную волю.

Хотелось бы отметить великолепные иллюстрации к роману. Рисунки получились замечательные – живые, текучие, с внутренним движением. Очень современные. Визуальные образы персонажей, на мой взгляд, очень точны. Особенно хорош цветной рисунок на обложку:  Великий Пан, Кот и Барт  очень убедительны и привлекательны. (А что ещё нужно для обложки).

Финал второй части романа впечатляет. Этот «великий» финал космический драмы оборачивается великим конфузом тёмных сил. Но Свинчутка не унывает. Будут ещё битвы, и он обязательно победит, на его стороне герцог, Сучий Потрох, увёртливая Пикова и много ещё подобного «добра». А там на той стороне, ну, кто – пьющий профессор, влюблённые, да Кот с Паном. Разве это враги? Правда есть ещё Тот, Кто не назван… Но Его скользкий Борух Никанорович уж точно «победит». Так ему кажется…

Третья часть романа «Кожаные ризы» небольшая по объёму, завершает все сюжетные ходы романа.  Вначале мы видим вновь ушлых и жадных деятелей науки и образования. Они под воздействием Свинчутки продолжают творить  мерзкие дела. Мы наблюдаем  полное моральное разложение не только Заподлянского и Пиковой, но и проверяющих из федеральной власти. Эти деятели не видят самого простого подлога в отчёте этих руководителей. Да, отчёта собственно и нет, есть  бумага заполненная белибердой. Есть только один, кто  видит это, но Свинчутка пропускает его  через некоторые круги земного ада и он смиряется.

Очистившийся от пьянства  профессор Барт становится проповедником  Слова  Божия в студенческой среде, говоря о самом интересном, что мучает  юные неокрепшие души – об ангелах Божьих и демонах, Церкви Христовой. Возвращая  эти молодые души на путь истинный самой сложной дорогой, дорогой правды и мысли. Но как писал О. Генри «Дело не в дорогах, что мы выбираем, а в том, что внутри нас заставляет выбирать эти дороги».

Лекции профессора – образец прямого доступного и искреннего  рассказа о непонятном и важном. Автор этой книги с помощью слова, обращённого  непосредственно к читателю,   пытается  внести искру знания неземного. И у него это получается успешно.

Становится известна и тайна «великого посвящённого» Свинчутки. Этот повелитель тёмных сил и куратор науки и образования   всего-навсего полуразложившийся труп. Но и ему, как еще не покинувшему до конца этот мир, Бог через Своих праведников  предлагает еще раз вопрос «С кем ты?». Выбор поистине экзистенциальный – остаться с силами зла и по-прежнему гнить  или обратиться к Богу. Важно здесь, что выбор этот абсолютно свободен.  И скажем словами Джорджа Элиота «Сильнейший принцип роста лежит в человеческом выборе». Автор оставляет Боруха Никаноровича в раздумье наблюдать за вечным Божественным светом добра, оставшемся от трёх явившихся к нему священников, один из которых умер из-за того, что по неосторожности решил молиться за того, кто посвятил себя тьме, тем самым дав ему еще один шанс выбора…

Вся книга пронизана верой в потенциальную возможность исправления и просветления этого мира. Даже Пикова насквозь погрязшая во лжи и стяжательстве, нет, не исправляется, но и она трезвеет от этой тёмной мути и проявляет ростки мысли, что дает  надежду на покаяние. А некоторые  герои романа постепенно  находят себя настоящих в сложном и захватывающе интересном путешествии от тьмы к свету.

Представляется, что эта книга может иметь очень большие перспективы в плане ее признания читательским сообществом.

 

Александр Тарасов,

кандидат культурологии, киновед, почетный кинематографист России, член Союза кинематографистов России

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *