Белый Кот. Сказка для взрослых

Если у вас есть любовь, вам больше ничего не надо. И если у вас её нет, тогда не так важно, что у вас есть.

Джеймс Мэтью Барри

Смертью кончается всё, так что она –естественное завершение любого сюжета, но и брак неплохая развязка, и напрасно умудрённые скептики издеваются над так называемым счастливым концом.

Уильям Сомерсет Моэм

 

Рассказы Старой Кошки

Чёрный Котёнок привычно съёжился: в дверь вошла его бабушка; не та с которой он воспитывался, мать его отца, а другая, мать его матери, у которой он бывал нечасто, но впечатления от каждой из встреч долго терзали его богатое воображение.

– Что какую недовольную рожу состроил? – раздражённо спросила его Старая Кошка. – И весь в своего папашу, совсем не похож на мою дочку. И угораздило её, умницу и красавицу выйти замуж за этого уродца… И такое вот недоразумение появилось в результате…

Она пристально вгляделась во внука, потом, видимо заметив знакомые черты, несколько смягчилась:

– Впрочем, ладно, что с тебя взять? Глупый маленький котёнок, одним словом. И как ты будешь жить? Вот вырастешь, заберут тебя в кошачью армию, и что?

– Буду служить? –  робко пискнул котёнок, который слышал и другие версии того, какова жизнь вокруг.

– Служить! – презрительно хмыкнула Старая Кошка. – Если бы! Тебе просто отобьют там почки, и будешь ты инвалидом на всю жизнь!

– А за что? – испуганно спросил внук.

– Да ни за что! Просто так! – лениво ответила кошка. – Так что живи пока… А если даже вернёшься ты из армии, или не возьмут тебя туда, в чём я лично очень сомневаюсь, то что проку вообще в твоём существовании? Ведь ты даже не сможешь позаботиться о твоей жене, если найдётся, конечно, дура, которая выйдет за тебя замуж, в чём я сомневалась бы, если бы не имела перед глазами пример моей глупой дочери…

Чёрный Котёнок потом целыми днями думал о том, что говорила ему бабушка, он мучился, но не знал, где найти выход из той мысленной клетки, в которую она его загоняла своими рассказами. Хотя ему не нравилось всё, что говорила Старая Кошка, он иногда просил её рассказать ему сказку.

– Сказку? – недовольно пробурчала она. – Ишь, чего выдумал! Ну, ладно, впрочем. Слушай. Есть на свете Белая Кошка, с которой предстоит встретиться каждому коту и каждой кошке, живущим на земле. Она подходит к ним, когда приходит их время и целует их. На этом путь их земной жизни заканчивается. На земле остаётся только их труп, а душу их она берёт с собой и отводит туда, откуда не возвращаются. Многие её боятся, потому что нет ничего хуже, чем, если тебя поцелует Белая Кошка в тот момент, когда ты к этому не готов. Кто-то пытается от неё убежать, но это невозможно. А некоторые наоборот мечтают о ней, что-то делают с собой для того, чтобы поскорее с ней встретиться. Но это самые несчастные звери, которые, как говорят, больше всех мучаются в том мире. Но кто-то бывает готов ко встрече с Белой Кошкой, и встречает её как старую подругу…

– А кто они?

– Те, кто ничего не боится, любит кого-то больше, чем себя, не держится за то, за что не стоит держаться — так говорят во всяком случае…

– А ты боишься этой встречи?

– Вот гадёныш! Смерти бабушке желает сучий потрох! Боюсь, конечно! Надо же такие гадостные вопросы выдумывать!

– А есть ли такие, кого она не целует? — задал котёнок, взволновавший его не на шутку вопрос.

– Говорят, что если кто-то полюбит другого так, что другой будет ему дороже его самого, то Белая Кошка может его и не поцеловать… — задумчиво сказала бабушка-кошка, но тут же вновь напустилась на внука: — А тебя-то каким боком это может касаться, поганец? Ты-то кого можешь полюбить: вылитый папаша-скунс…

– А разве папа – скунс? –  удивился Чёрный Котёнок.

– Кот, – недовольно пробормотала Старая Кошка, – но такой, что хуже любого скунса… Спи уже!

 

 Юность Чёрного Кота

Каких только испытаний не было в жизни Чёрного Кота! Впрочем, по сравнению с теми, что сулила ему бабушка, они были не особо страшными, но ему частенько приходилось быть на пределе возможностей. Старая Кошка как-то подорвала его веру в себя; способствовал этому и его отец, который частенько говорил Чёрному Котёнку:

– Ты слишком мал и глуп, и не видал больших заходов солнца!

–  А ты видал? — наивно спрашивал тот.

– Я? Я-то всё видел в этой жизни, всю её дрянную сущность, ничего в ней нет хорошего, одно дерьмо!

– Почему?

– А я откуда знаю почему? Просто так вот всё в ней устроено…

– А почему ты работаешь на развозке навоза, а не на какой-то другой работе? – спрашивал котёнок отца.

— Потому что здесь ничто не ограничивает моей индивидуальности, и не мешает мне быть самим собой!  – гордо заявлял тот.

…В армию котёнка не взяли по состоянию здоровья, в подростковом возрасте он начал бороться с той неуверенностью, которую вселило в него воспитание, но делать это было очень сложно, хотя многое и начало у него получаться после того, как он решился «плыть против течения». Особенно тяжело ему было преодолеть ту подсознательную уверенность, которую вселили в него бабушка и отец, что он не имеет права на счастье, что он всенепременно испортит жизнь той несчастной (априори!) кошке, которая решит с ним связаться.

…Однажды юный кот увидел молодую Сиамскую Кошку, девочку-подростка, которая пела в кошачьем ансамбле. Он был зачарован её красотой, сильнейшим порывом его души было подойти к ней… Но он вспомнил, что говорили ему отец и бабушка и грустно отошёл в сторону. «Если я и испорчу кому-то жизнь, то точно не ей!», — подумал кот.

А через некоторое время он женился на Жёлтой Кошке. Его очень многие отговаривали от этого шага, а Главный Кот даже заявил, что это погубит его карьеру: «Разве можно жениться на Жёлтой Кошке! – сказал он. – Я понимаю, например, на Сиамской, или на Рыжей, но не на Жёлтой же!» Однако Чёрный Кот был очень упрям и никого не слушал. Он не мог испортить жизнь первой, которая так пронзила его сердце, что оно освободилось от многих из тех гадостей, которые железным панцирем сковали его в детские годы, но не ото всех. А рыжих кошек среди его знакомых вообще не было…

«Тьфу на тебя!» – сказал ему Главный Кот. Но, не дав назначения на должность, с работы не выгнал.

  

Встреча с Белой Кошкой

Всякого Чёрный Кот насмотрелся за годы семейной жизни; раздражение стало постоянным состоянием. В его жизни были разные кошки, которые ещё больше опустошали душу. Порой Жёлтая Кошка так надоедала ему, что он начинал думать, что, в сущности, не так уж и плохо было бы, если бы Белая Кошка и правда пришла за ним. Он многого достиг, но это не радовало, потом всё это быстро было потеряно, и это не огорчало. Кот пристрастился к валерьянке. Он пил её так долго и так много, что чуть не стал безумцем. Однажды к нему пришла Белая Кошка.

– Ну что? – спросила она, улыбаясь. – Ты, правда, хочешь идти со мной?

– Я, наверное, не готов, — ответил Чёрный Кот, к которому в этот важный момент вернулось его сознание.

– А ты понимаешь, что ко встрече со мной нужно быть готовым? А делаешь всё наоборот? Это ведь ещё больше испортит твоё положение там, куда я тебя отведу.

– Я это предчувствовал…

– Тогда зачем же живёшь так? Возьмись за ум, другого шанса не будет!

Легко сказать — взяться за ум! А где взять этот ум, который уже давно пропит! Даже встреча с Белой Кошкой не смогла его достаточно впечатлить для того, чтобы измениться…

В поисках точки опоры Чёрный Кот где только не бродил. И однажды он случайно услышал кошачий ансамбль, в котором пела Сиамская Кошка. Его сердце вздрогнуло; он хотел подойти к ней и сказать то, что не посмел сказать когда-то давно… Но он посмотрел на себя и понял, что такой не может подойти к ней. Через некоторое время он забыл о том, что такое валерьянка…

  

Влюблённый Кот

Чёрный Кот был ошеломлён и как бы немного не в себе: что-то незнакомое и сильное пронзило его душу, заставляя забыть обо всём на свете. А связано это было с прекрасной Сиамской Кошкой, волшебное пение которой он любил слушать украдкой. Слушая её, начинавший стареть кот, на чёрной шкуре которого становилось всё больше белых волос, вновь чувствовал себя юным, способным на великие свершения.

Он был учёным. В его обязанности входило ходить по цепи кругом. Когда шёл налево, то должен был петь песни, но пение его было премерзким всегда; когда Чёрный Кот представлял, что Сиамская Кошка может услышать, как он поёт, то содрогался, а в итоге вообще перестал ходить налево. Движение по цепи направо было связано с обязанностями рассказывать сказки; это у него получалось намного лучше. Послушать его приезжали иногда из других стран, а один раз даже Сиамская Кошка послушала его рассказ и снисходительно улыбнулась, что наполнило душу повествователя счастьем.

Чёрный Кот не знал, как ему поступить. Во-первых, он был женат. Про свою жену, Жёлтую Кошку, с которой прожил много лет, в своё время кот много чего нашёл бы сказать, но сейчас ему не хотелось говорить ничего плохого ни про кого. Что-то светлое вошло в его душу, заставлявшее всем желать только хорошего. Жена его была очень ревнивой, но, к счастью для всех, про Сиамскую Кошку ничего не знала. Во-вторых, Чёрный Кот видел свою любимую Принцессой, которой он вряд ли сможет сделать что-то настолько хорошее, чтобы это было её достойно. Он ведь давно махнул на себя рукой: жили они с женой в запущенной норе, питались в основном фаршем из крысиных хвостов…

Но новые чувства заставили Чёрного Кота вновь заняться охотой, о чём он уж лет двадцать как забыл. И когда (не так часто, как ему хотелось бы), у него получалось принести своей возлюбленной куропатку, которую та принимала со снисходительной улыбкой, сердце его наполнялось таким счастьем, которого в жизни он никогда не испытывал. Ему хотелось бы приносить ей каждый день не только куропаток, но и фазанов, и тетеревов и много чего ещё, но – увы! Охотник из него был посредственный…

У Чёрного Кота была подруга — Рыжая Кошка. Никого не было ближе для него на свете: от неё он не имел никаких секретов. Наверное, он любил её также сильно, как и Сиамскую Кошку, только совсем по-другому — как сестру, которой у него не было никогда.

Рыжая Кошка любила путешествовать; она объездила много стран, воспоминания о которых, казалось, отражались в её бездонных прекрасных глазах. Когда Чёрный Кот заглядывал в них, то ему казалось, что он сам побывал во всех этих странах, о которых рассказывала подруга, и всё там видел…

Однажды Жёлтая Кошка поймала один из таких его взглядов, и устроила жуткую сцену ревности. Но Чёрный Кот давно перестал обращать на это внимание: под злобное мяуканье и шипенье, мешавшее спать всем на полкилометра в округе, он спокойно закрывал глаза и погружался в сон.

Рыжая Кошка помогала ему поверить в себя, что он многого ещё добьётся, что жизнь его не закончилась, а только началась; он фантазировал тогда, что если правда станет важным котом, то и для неё много что сможет сделать. Для себя ему почти ничего не было нужно: крыша над головой и фарш из крысиных хвостов — самая дешёвая еда, продававшаяся во всех лавках…

Чёрный Кот поделился с подругой своей тайной, та поддерживала его в минуты, когда он начинал мыслить как совсем глупый молодой кот, чтобы помочь ему вновь вернуться к реальности. Кот не знал, что будет завтра, и он не мог ни о чём мечтать, потому что все мечты его имели бы двойственный характер; но в сердце его жила любовь, а царствовало там счастье в образе прекрасной Сиамской Кошки. И он всё чаще обращался к Тому, Кто знает всё про всех котов и всех кошек и не только про них, с просьбой за всех, кого он очень любит и за тех, кого любит не так сильно, как должен бы. И уверенность, что он сможет всё сделать правильно, наполняла его душу…

 

Ветер перемен

Чёрного Кота порой мучила ревность — он видел, как Сиамская Кошка общается с молодым котом, который пел иногда вместе с ней в кошачьем ансамбле, как проводит с ним время, а с Чёрным Котом разговаривает лишь минуты. В эти моменты он понимал, что испытывала его жена. Ощущение справедливости того, что к нему возвращается то, что он сам заставил испытывать, заставляло кота смиряться, когда приступы ревности были непереносимы.

Сиамской Кошке он не выдавал своих чувств из страха её отпугнуть, но с Рыжей Кошкой откровенно поговорил, опасаясь как бы ему не сделать глупостей, если он останется наедине со своими мыслями. Ведь в его жилах текла кровь дурных котов, которых подобные чувства толкали на преступления… Но подруга умела легко его успокоить: она просто повторяла ему то, что он и сам чувствовал.

В это время в Кошачьей Стране назревали очень большие перемены. Её Царь — старый благородный Тигр — решил противостоять агрессии крысосвинов, претендующих на мировое господство. Крысосвины были мутантами, которые произошли от скрещивания разных видов зверей, друг с другом несовместимых. Своё название они получили от двух видов, чья генетика наиболее сильно доминировала в них.

По всему миру крысосвины строили военные базы, их деньги — непонятные бумажки с изображением странного символа, получившегося из совмещения крысиного хвоста со свиным пятачком, были в ходу повсюду, вытесняя местные валюты. Но что было ещё хуже: эти существа стремились везде распространить и свои ценности, которые были очень привлекательны. Их лозунг был: «Делай, что хочешь!» Правда, потом оказывалось, что это касается только плохого: тот, кто принимал ценности крысосвинов, ничего хорошего сделать не могли, даже попытка чего-то доброго была для них равна подвигу.

При предшественнике Тигра, Царе Коте, который больше любил валерьянку, чем свою страну, эти идеи получили большое хождение и в Кошачьей Стране. Гордившийся тем, что он может выпить валерьянки больше, чем весит сам, а также тем, что пометил дома правительств всех союзных и даже враждебных государств, Царь Кот в состоянии изменённого сознания рассказывал своим подданным, что ценности крысосвинов — единственно верные, открывающие кошачьему народу окно в глобальный мир, где каждый кот и каждая кошка будут ощущать себя мерой всего.

В реальности же кошачий народ жил всё хуже, страну начали раздирать противоречия и внутренние конфликты, порой оборачивающиеся большой кровью. Всё больше кошачьих начинали думать как крысосвины и поступать как они. Очень много молодых котов стали бандитами, а юных кошек проститутками. Ещё больше было тех, кто хотел жить в своё удовольствие, ничего для государства не делая, но, желая получать от него поддержку в решении всех проблем; брать не давая.

Однажды Царь Кот в момент просветления решил уйти на покой, и назначил своим преемником Тигра. После этого ситуация начала изменяться. Но собрать, то что разрушалось многими годами было крайне сложно. Однако на четырнадцатом году своего правления Царь Тигр смог, наконец, позволить себе резкие политические решения, которые показали, что Кошачья Страна перестаёт быть протекторатом империи крысосвинов.

Очень много недовольных таким решением нашлось внутри самой страны. Живя, как крысосвины, многие кошачьи в них превратились, или почти превратились. Но больше было тех, кто поддерживал Царя.

Рыжая Кошка была среди последних и открыто об этом заявляла, чем вызвала ненависть многих свинокотов и крысокотов, которые были переходной ступенью развития к крысосвинам, если верить трудам докторов наук эволюционной теории империи.

Чёрный Кот раньше в это бы не полез; но он не мог не поддержать свою подругу, тем более, что полностью разделял её мысли. Да и не было у него того, за что он держался бы: у него не было уверенности своей необходимости для Сиамской Кошки, да и не чувствовал он, что сможет сделать для неё что-то большое, если не перевернёт всю свою жизнь вверх дном.

Жене же он рассказал о своём политическом выборе, на что Жёлтая Кошка, подумав, сказала, что может быть это и неплохо, так как если с Чёрным Котом что-то случится во время его новой деятельности, то ей могут назначить хорошую пенсию от государства. И тут же расстроилась: «я ведь деньгами пользоваться не умею!» Ведь на самом деле, её муж, помимо того, что работал, ещё решал и все вопросы семейного бюджета. Поэтому Жёлтая Кошка сказала ему, что лучше бы он тогда постарался не умирать, но если надумает бросить её или изменить ей, то лучше бы всё-таки умер…

Вдохновлённый таким напутствием супруги, Чёрный Кот отправился на поиски ветра перемен.

 

Глобальные сети

В зверином мире был очень популярен интернет. Он, странным образом, привлекал самых разных зверей и сказочных существ, многие из которых сутками сидели у экранов компьютера, погруженные в виртуальную реальность.

Особенно он привлекал хомячков, причём не всех, а только сетевых, получивших такое прозвание от того, что они любили носить одежду, сшитую из рыболовных сетей, троллей, а также ботов — странных существ, называвшихся так, потому что морды у них были похожи на носок ботинка.

Внутри электронных сетей звери и сказочные существа объединялись в группы по интересам, нередко вполне невинным или даже полезным. Но империя крысосвинов использовала возможности интернета для распространения тех идей и мнений, которые были ей выгодны. Тем, кто особенно в этом усердствовал, приплачивали; сетевые хомячки, тролли и боты почти поголовно были на службе у империи. Но и кроме них находились как желающие подзаработать, так и просто показать свою оригинальность и независимость от устаревших традиций. Многие из них находили себе место в группах «скунсы за свободную любовь», «болотные выхухоли против великодержавного шовинизма», «матёрые глисты за свободу от организма».

Благодаря финансовой и информационной поддержке империи крысосвинов, любую самую бредовую идею этих полоумных зверей и сказочных существ можно было мгновенно развить, лишь бы она шла в общем тренде; причём, чем более сумасшедшей была мысль, тем больше она имела шансов на имперскую поддержку. По данной им команде, все сразу начинали её повторять, комментировать на разные лады. Параллельно такие механизмы использовались для того, чтобы продавать товары, которые никому не нужны в сто и больше раз дороже, чем они стоят. Например, духи «Аромат скунса» стоили в двести тридцать раз дороже любых других, только благодаря имперской рекламе.

Действие имперской пропаганды в электронных сетях распространялось и на Кошачью Страну. Причём большинство нормальных её жителей не влезали в споры, которые навязывали им тролли, боты и хомячки; в итоге это приводило к однобокой подаче происходящих событий. Однобокость же была непременно в ту сторону, что всё в Кошачьей Стране никуда не годится; то ли дело в империи!

Про Царя Тигра сочиняли всякие небылицы и распространяли их через интернет, пользуясь тем, что он был добрый и не наказывал пустобрёхов.

Рыжей Кошке это жутко не нравилось, и она решила вопреки сложившейся традиции в споры с компьютерными существами ввязаться. Надо было видеть, как взъелись на неё многие из вчерашних друзей и подруг, особенно из числа тех, кто мечтал дослужиться до тролля или хотя бы до бота! Ведь внешне Рыжая Кошка взяла от империи всё то хорошее, возможности которого в ней на самом деле были: путешествовать по миру и иметь друзей в разных странах, пользоваться благами цивилизации, быть оригинальной, жить в достатке. Но все эти внешние вещи не были для неё самоцелью; она обладала ими, а не они ею. Свобода слова была в её глазах обоюдоострым оружием; правда, которую видела и озвучивала Рыжая кошка, была поперёк горла тем жителям Кошачьей Страны, которые тоже её видели, но не она им была нужна, а блага империи крысосвинов. Особенно их злила, что за то, за что они отдали свою душу, эта ниспровергательница авторитетов не заплатила ничего!

Сколько грязи было на неё вылито! Одна из её знакомых, с которой они и не дружили никогда — Драная Кошка, благодаря пластической операции ставшая Самкой Скунса — заявила публично, что Рыжая Кошка больше ей не подруга.

Чёрного Кота переворачивало от того, что его подруге пишут всякие гадости, но влезать в споры в открытую он пока не решался: Жёлтая Кошка не вылезала из интернета, состояла в группе «кошки-тунеядки — трудовой авангард страны», учитывая те скандалы, которые она ему закатывала из-за случайного взгляда, можно было представить, во что выльется публичная поддержка, а к разводу Чёрный Кот относился и в принципе отрицательно, а особенно, если повод к нему надуман. Поэтому он на других, официальных ресурсах, начал много писать в поддержку Царя. Рыжая Кошка не обиделась на него за то, что он избрал именно такую линию: она ведь была очень умной и всё понимала. Они делали общее дело, просто так, как каждый из них лучше умел.

 

Текущий момент

 Царь Тигр постепенно решил менять тех ненавидящих народ и государство руководителей Кошачьей Страны, которые пролезли во власть при его предшественнике. Котов среди них практически не было. Зато сколько было гоблинов, троллей, прочей нечисти! Впрочем, менять их оказалось делом непростым, так как советники Царя были связаны с ними сотнями финансовых и иных совместных интересов, а с их мнением, которое не было беспристрастным, Государь пока ещё считался. В итоге на практике это порой приводило к забавным ситуациям.

Например, в одной провинции губернатором был Господин Скунс. Тигр его решил выгнать, но советники подсказали ему, что нужно бы использовать потенциал этого замечательного руководителя на участке работы, с которым не справится никто другой. И тут же предложили должность: Министерство Зря Потраченных Денег, которое Господин Скунс должен возглавить.

Царь по наивности подумал, что речь идёт о том, чтобы как-то вернуть деньги, которые зря были потрачены, а Господин Скунс понял своё назначение министром в том смысле, что он должен зря тратить деньги уже в масштабах не какой-то отдельно взятой провинции, а целой страны (имеется в виду зря для интересов государства, а не его собственных). Тигр свою ошибку понял, но не мог же он сразу уволить заслуженного Скунса и расформировать целое министерство…

Он подумал, что хоть на его место в провинции назначит кота. Но подходящих котов не оказалось. Нашёлся в результате Морской Котик, про которого злые языки судачили, что на самом деле он тюлень, но, скорее всего это, были просто наговоры.

Вообще коты в Кошачьей Стране оказались как-то и не при делах за годы реформ. Во власти и даже близко с ней их практически не было. В основном они занимались тем, что пили валерьянку и болтали о том, как они обустроили бы страну, если бы… Но случись это «если бы» почти никто из них и не подумал бы даже от валерьянки отказаться, не то что направить все свои силы для того, чтобы чего-то серьёзного достичь.

Кстати сказать, Чёрный Кот, от валерьянки отказался уже давно — это произошло через некоторое время после того, как он в первый раз увидел Сиамскую Кошку. Он подумал тогда, что недостоин даже смотреть на неё, пока не перестанет пить. Но для других у него были совсем иные объяснения, чем для себя: уж кому как не ему было известно, что за такое объяснение его поднимут на смех, на что в общем ему было бы наплевать, но ведь могли начать смеяться и над той, дороже которой для него не было.

Когда Чёрный Кот перестал пить, у него появилась уйма свободного времени. Его преимуществом было то, что он долго жил как все коты, знал их жизнь не понаслышке, и в то же время в отличие от них имел то, что было для него дороже, чем он сам, ради чего стоило идти вперёд до самого конца, не сворачивая и не возвращаясь обратно. Он разделял мысли Царя о том, какой должна быть Кошачья Страна, но это ещё не значило, что его способности будут востребованы царской администрацией.

Ведь её сотрудники первым делом поинтересовались бы у Господина Скунса или его бывшего заместителя Господина Лепрекона: а что, собственно говоря, представляет собой этот кот? А те нашли бы чего сказать, потому что не любили котов вообще, чёрных тем более, а Чёрного Кота в особенности. Впрочем, сбить его с намеченного пути было далеко не так просто. Он планомерно писал и писал: ему казалось, что он обязательно должен высказать то, что думает, что чувствует, и если у него получится сделать это искренне, то легче станет не ему одному. Он написал целую кучу статей, а потом издал их в виде книги, которую назвал «Текущий момент».

  

Кот Нарцисс

 Один Жёлтый Кот считал себя необычайно красивым и особенным. Он так себя любил, что даже имя себе сменил — стал называться Кот Нарцисс.

Многие кошки им восторгались, но его это не интересовало: уж слишком любил себя для того, чтобы обращать на них внимание. Однажды он случайно познакомился с Жёлтой Кошкой, которая ничуть не походила на тех кошек, которые вились вокруг него, привлечённые его красотой и богатством. Она не следила за тем как выглядит, не сидела на диетах, целыми днями или ела, или сидела в интернете, зато очень хорошо умела рассуждать на темы морали и нравственности, пичём вывод всех её рассуждений был неизменен: такой высоконравственной и во всех отношениях замечательной особы как она нет больше на белом свете.

Кота Нарцисса привлекло то, что его новая знакомая не бегает вокруг него, хамит, не берёт деньги, которые он ей предложил в качестве подарка. Он подумал: вот ведь какая настоящая кошка, искренняя, открытая, такая же жёлтая как я! А Жёлтой Кошке деньги были, конечно, нужны, но она подумала, что если возьмёт сейчас что-то, то тем самым упустит потом шанс взять всё, а в том, что это ей может понадобиться она всё более уверялась: уж очень ей не нравилась дружба её мужа с Рыжей Кошкой. Не хамить она просто не могла. Причём заявляла, что гадости говорит только тем, кого по настоящему любит: зачем говорить правду чужим? Поскольку Чёрного Кота она любила всё меньше, то её тирады, обращённые к нему, становились всё менее желчными и злыми. Жёлтая Кошка начала всерьёз подумывать о том, что надо бы ей выйти замуж за такого же как она жёлтого кота, а с чёрным уродцем, который испортил ей всю жизнь, развестись. Она даже следить за собой начала.

 

Плоды творчества

 Писать на самом деле не так уж легко. Чёрный Кот понял это, когда ему за каких-то несколько лет пришлось то переживать от того, что никому не интересно то, что он пишет, то отбиваться от нападок тех, кому не нравилось, что он пишет, то, в ситуации, когда всё вроде бы спокойно, думать, а как же написать то что нужно – вдохновения-то нет…

Известность пришла не сразу. До неё было много сложностей, развод с Жёлтой Кошкой, материальные трудности среди которых он, тем не менее, всегда находил возможность отдать Сиамской Кошке половину того, что имеет.

Когда стало очевидно, что впереди перспективы признания – уж очень то, что писал Чёрный Кот оказалось в русле царской политики – кот решил разделить лавры со своей подругой Рыжей Кошкой – ведь это благодаря ей он начал писать то, что его продвинуло.

В итоге царскую премию вручили им обоим. Жёлтая Кошка, хотя и была уже замужем за Котом Нарциссом, всё равно была так этим недовольна, что в клочки разорвала все газеты, в которых об этом писалось, разбила телевизор, по которому шла трансляция награждения. Когда же новый муж сделал ей замечание, что нехорошо портить бытовую технику, которая стоит денег, жена заявила ему: «Ничего, ещё заработаешь! Или и ты в эту рыжую влюбился?»

Царь, вручая премию, предложил им работать непосредственно на него, на что Чёрный Кот и Рыжая Кошка тут же согласились. Премии, выданной каждому из них, хватало, чтобы купить дом в столице; Чёрный Кот свою часть подарил Сиамской Кошке просто так, сказав, что это ни к чему её не обязывает, а через некоторое время у них будет серьёзный разговор. Даже Рыжая Кошка сомневалась в том, что её друг поступает правильно; а если бы об этом знала Жёлтая Кошка, то её, наверное, удар бы хватил от злости. Но, к счастью для неё самой, она об этом не знала.

Только в сердце самого Чёрного Кота не было и тени сомнений – в нём был мир: он чувствовал, что сделал то, что должен был сделать.

 

Чем всё закончилось

Чёрный Кот за пследние несколько лет ставший Белым Котом, сидел, опустив голову и напряжённо думал. Через несколько часов у него должна была состояться главная встреча в его жизни. Он был теперь свободен, многого добился. Его шкура стала белой, жизнь открылась с разных сторон, о которых раньше ему было известно только из книг. Мир вокруг него и внутри его изменился. Не изменилось одно – его отношение к Сиамской Кошке.

Белый Кот вспоминал, как Жёлтая Кошка, ставшая теперь женой Кота Нарцисса, говорила ему: «Мне просто тебя жаль. Кому нужен такой непутёвый, старый кот? На что ты способен? Да ни на что! Если какая-то кошка и свяжется с тобой, то только из-за денег, а сама будет наставлять тебе рога! Ты боролся с крысосвинами последнее время, а сам будешь рогокотом и ещё неизвестно, кем хуже быть! По крайней мере, на мой взгляд, рогокоты намного хуже! А меня, такую умницу и красавицу ты упустил навсегда! Сиди теперь и глотай слюни! У меня-то муж теперь красавчик и богач, не то что ты!»

Вспоминая это, кот улыбался. Хотя ревность и не покинула ещё совсем его сердце, но в одном был уверен точно: если Сиамская Кошка скажет ему «да», то это не будет связано с деньгами. Хотя бы потому, что он уже отдал ей всё, что у него было безо всяких условий. В его голове мелькнула мысль, не поговорить ли ему перед встречей с Рыжей Кошкой, но он почувствовал, что не нужно: есть вещи, которые можно пережить только самому.

«А может быть я и правда ей не нужен? – задумался Белый Кот. – В принципе, всё, что я мог – отдал, если что-то смогу ещё отдам и так. Возможно, мой путь земного странствия приблизился к завершению и пора подвести итоги?» Кот ни о чём не жалел; ему было за что благодарить Того, Кто знал всё о его жизни. Перед его глазами встала Сиамская кошка, и он подумал, что ради неё стоит хоть умереть, хоть жить. Поэтому на встречу с ней кот собирался идти, готовый к любому её исходу.

Неожиданно напряжение последнего времени сказалось, и Белому Коту приснилась Белая Кошка.

– Поздравляю, – сказала она ему. — Теперь я пришла к тебе не наяву, а во сне.

– Что это значит? Я готов? Мне нужно поцеловаться с тобой?

– Ещё чего не хватало! Ты уже за свою жизнь нацеловался с разными кошками, хватит с тебя! Теперь у тебя есть та, которая будет единственной, которую ты будешь целовать!

– А ты уверена, что она у меня есть, что я ей нужен? – недоверчиво спросил Белый Кот.

– Ну, раз такие вопросы задаёшь мне, то значит я тебя целовать точно не буду, – улыбнулась Белая Кошка. – И просыпайся уже: нехорошо заставлять девушку ждать: сегодня первый раз, когда не ты её, а она тебя дожидается!

 

* * *

…Сиамская Кошка впервые за всё время их знакомства сама ждала его на скамейке в парке; обычно это он всегда терпеливо её ждал. Она загадочно улыбалась, в её глазах бегали весёлые искорки.

– Ну и что же такое важное вы хотели мне сказать? – спросила она.

Белый Кот всегда терялся перед ней, что не мешало ему излагать мысли лаконично и однозначно:

– Я теперь свободен. У меня опять ничего нет кроме себя самого – на прошлой неделе я отдал вам всё, что у меня было. Возможно, я смогу ещё многого достичь, возможно, уже ничего не смогу — очень много сил ушло за последние годы. Я по-прежнему не могу предложить вам лапу и сердце – сердце и так ваше в любом случае, как я могу предлагать то, что мне не принадлежит? А в отношении лапы… Нужна ли вам лапа такого кота?..

Он немного замялся и потупил взор, а Сиамская Кошка заглянула ему в глаза и сказала:

– Думаю, что да. И я уже купила дом для нас в столице.

Неожиданно для Белого Кота, который даже спустя годы общения боялся до неё дотронуться, сама обняла его и поцеловала.

 

2014

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *