Е. В. Шелкопляс В ожидании нового расцвета «культуры любви». О повести А. А. Федотова «Семирамида»

Россия переживает сегодня странное состояние общественного духа, ситуацию резких перемен. Еще вчера целями очень многих сторонников «либеральных ценностей», считавших себя победившими «хозяевами жизни», были погоня за деньгами, властью и короткими радостями бытия. Массовая культура соответствовала таким настроениям ума. Порой, в качестве «глубочайшей» аргументации их позиции, использовались принципы западной философии индивидуализма, меркантилизма, иррационализма и постмодернизма. Утверждалось, что в реальной жизни ничего стоящего более того, к чему они стремятся, нет и, по сути, быть не может. Но уже сегодня, как объявил президент страны, Россия — совсем не Европа и не Америка, а нечто гораздо более счастливое, возвышенное и правильное. Да ладно бы только президент… С того момента его рейтинг поднялся необычайно, явным стало то, что абсолютное большинство граждан России того же мнения. Страна ждала подобной перемены.

В годы безнадежных попыток навсегда лишить Россию основ ее блистательной духовной, социальной, интеллектуальной и художественной культуры, читать подобное этой работе Алексея Федотова нам приходилось не часто. Небольшая повесть «Семирамида» мне, представителю гуманитарной науки и практикующему более тридцати лет психологу, видится такой новой художественной прозой, где речь идет о глубочайшей психологии смыслов жизни, отражении древнейших пластов культуры народов в жизни наших современников, и даже об архетипах восходящих ко времени создания Мира и человека.

Символично не только имя главной героини повести Семирамида, что в переводе с шумерского означает «рожденная голубкой», но и ее сводной сестры — Лилита. Предания многих народов, как и ранние христианские апокрифы, говорят о Лилит, как о первой жене Адама, темная суть которой отвергала гармонию их дополнения, рождала требование равенства с мужчиной. Взбунтовавшись, она стала женой дьявола и матерью демонов. Дочь богини Деркето и смертного мужчины, Семирамида, в младенчестве была брошена матерью в пустыне на верную смерть, но была спасена голубями. Бессмертная мать убила отца девочки, ставшего ей не нужным. Повзрослевшая красавица Семирамида, ставшая «темной царицей» Ассирии, тоже легко шла на уничтожение своих мужей. Ее душа была холодна к мужчинам, которых она воспринимала лишь как средство. Чужие для нее мужчины также воспринимались лишь как средство достижения собственных целей. Легенда гласит, что слабых и внешне непривлекательных мужчин она превращала в евнухов.

По законам современной психологической теории оптимума развития, такая женщина не могла иметь простой судьбы, гармоничных отношений с мужчинами. Так и произошло, — и с легендарной Семирамидой, и с героиней повести, отец которой умер очень рано. Предание говорит о том, что страсть матери ассирийской царицы к ее отцу была очень короткой, ибо это было лишь наваждение, насланное богиней любви. Многолетняя психологическая практика подтверждает шутливую формулировку важного постулата теории оптимума развития: «от счастья — не умирают»; вторая сторона этой истины — «несчастья сокращают жизнь, большие — обрывают ее».

В основе сюжета лежат реальные события современной жизни. Он дает основание полагать, что мать российской Семирамиды, понявшая с возрастом, что, по сути, она — «черная вдова» (очередная «темная» женская сущность в повести), тоже не знала настоящей любви к мужчинам. Оба отца дочерей, как и последующие мужья, рано умерли, не завоевав любви супруги. Обе дочери выросли, не зная любви отца, не понимая, как и мать, что мужчина кроме детей («наполнения» женского тела), может дать женщине еще и наполненную душу, ибо это его природное право. «Душа моя» — слова, которые вправе произнести любимой женщине тот мужчина, который знает о духовной жизни не понаслышке. Не случайно слова «мать» и «материя» — однокоренные. Не случайно и то, что духовные лица в мировых религиях — мужчины, которых именуют «отцами». Женщина, не наполненная духовностью мужчины, рискует стать очередной Лилит, темной женской сущностью, или тяжко страдать душевными и телесными болезнями. Во многом, первая любовь героини — попытка вернуть отсутствующего отца, найти его в любимом мужчине, который намного старше ее. Он же, как и отец, «предательски» исчезает из ее повседневности, не объяснив необходимого, оставив наедине с жестокостью жизни, неизбежной для всякого не знающего законов счастливой любви. Обе Семирамиды, и древняя, и современная из повести, не понимая законов гармонии, пытаются всю данную им любовь в избытке подарить сыновьям. У древней ассирийской царицы нет дочерей. У российской Семирамиды дочери не получают от нее советов и поддержки. Обе матери интуитивно чувствуют, что на новом витке жизни рода их дочери, не получив знания о гармонии любви, почти наверняка повторят несчастливую судьбу матери. В стремлении любить обе матери терпят фиаско. Сын, знавший позор отца, не завоевавшего любви матери, уничтоженного (или переведенного в ничтожное состояние) женщиной, превосходящей мужчину в волевых качествах, отвергает такую демоническую любовь. Он не сможет любить ни матери, ни своей жены (может быть и дочери), т.к. будет видеть в них источник витальной опасности.

Вскоре мать Семирамиды помогает дочери провести преждевременные роды на четвертом месяце беременности сыном — убить очередного в роду мужчину. Так сложился основной сюжет жизни юной ассирийки «любовь-месть» к встреченным ею слабыми духом мужчинам. Такие не умеют реализовать мечту всякой женщины — быть любящими, мудрыми и благородными, взять лидерство на себя, а потому делают женскую судьбу душевно пустой и несчастной.

Для женщины отсутствие защищающего ее душу благородного мужчины, своей природной половины, — это разорванная гармония всей жизни. Поэтому героиня не находит душевного взаимопонимания и с женщинами, которых любила — матерью, сестрой, подругой. Гармонии души не было и с сыном. Любовь — признак гармонии. Сыну Семирамиды легко было стать наркоманом, как и многим современным мальчикам, не знавшим истинной любви матери, возможной лишь при душевной любви к их отцам.

Когда реальная жизнь душевно и духовно становится невыносимой, человек часто ищет крайние выходы. Ими могут стать агрессия, переключение с истинных смыслов на пустое хобби, самообезболивание алкоголем или наркотиком, уход в невроз или психосоматическое расстройство (с передачей ответственности за себя другим людям и врачам), сумасшествие, суицид. Семирамида испытала многое из этого перечня. Суть подобного поиска проста — или отказ от реальности, или отказ от жизни.

Финал повести описывает найденный героиней источник духовной, не предающей любви. Им становится образ Святителя Николая, сурового и деятельного в своей защите. Психологическая наука полагает, что выбор человеком небесного покровителя не случаен. Этот образ отражает качества, которые не были найдены в жизни повседневной. Человек, не нашедший душевности, гармонии в семье и обществе, среднесрочных смыслах бытия, не обретший долгих смыслов своего пребывания в мире, не нашедший пути к реализации своего таланта, данного ему свыше для укрепления связи времен прошлых, будущих и нынешнего, неизбежно теряет гармонию с вечностью, с Богом, «темнеет». Не случайно Гамлет (его мать тоже «темная царица», подобие Лилит), обещая тени своего убитого отца отомстить за него, восклицает: «Распалась связь времен. Зачем же я связать ее рожден!».

Маленькая повесть «Семирамида» поражает своей психологической достоверностью. Только такая литература художественна. Ей противостояла и до сих пор противостоит бойкая литературная ложь, «чтиво», оправдывающее бессмысленность существования и вытекающий из этого аморализм. Короткие смыслы — лишь влечения и инстинкты. И коль нет смыслов высоких, то нет и суда за любые преступления (преодоления) запретов социально-культурных (морали) и духовного закона. К тому же, и суд, и власть людей, зачастую, продажны. Если приять идею «пустоты» смыслов жизни, если признать себя «пустым» человеком — именно так и обстоит дело. Размышляющему же всерьез человеку стоит вспомнить слова М.Ю. Лермонтова написанные на раннюю смерть гениального поэта, также не знавшего истинной любви матери: «Но есть и Божий суд, наперсники разврата! Есть грозный суд: он ждет…». Не верите в это? Тогда позвольте не поверить вам. В глубине вашей души непременно живет совесть, независимо от того объявляете ли вы себя верующим, атеистом, агностиком или кем-либо еще. Та совесть, которую св. Игнатий Брянчанинов определял, как способность человеческого духа различать добро и зло. Со-весть — это весть, со-вместно принятая людьми от Бога, она позволяет различать «темный» и «светлый» путь во всех временах бытия данного человечеству. Героиня повести — не святая, но она, несомненно, светлее своей тезки, легендарной «темной царицы». У современной Семирамиды нет духовного знания, но есть совесть. В подобном положении она не одна в современности, потерявшей смыслы и ориентиры. Сколько обеспеченных и успешных мужчин и женщин страдают сегодня в своей несчастливости от мук совести? Если коротко, то все, кого Бог не покинул. Из бесконечной вереницы примеров достаточно взять один, достаточно яркий для современной России — Борис Березовский… Поразительно, сколь очевидна для простых граждан нашей страны безумная несчастливость звезд эстрады, нуворишей, аморальных политиков. Все они — подобие бедной Семирамиды и ее близких, так точно описанных автором повести в их душевых страданиях.

Повесть печальна, но прочтение вызывает не уныние. Выросшая в российской культуре любви, ассирийка Семирамида не становится Лилит, она остается «рожденной голубкой». Ввергнутая тяжкой «кармой» поколений рода в «темное» душевное состояние, она готова пожертвовать очень многим, чтобы стать той, кем была наречена. Печаль ситуации преодолима, а потому светла, оптимистична, она именно «просветляет» настроение читателя, который осознает, что в одиночку проблем бездушевности и бездуховности не решить. Корень этих проблем — в обществе. Личное бытие неразрывно связано в жизни с бытием общественным. Сегодня мировое и российское сообщество больно.

Текст повести рождает в памяти слова великого русского экономиста, философа, богослова и священника Сергея Николаевича Булгакова «Без возрождения духовного, возрождение социальное и хозяйственное не возможно». Он подчеркивал, что религия и наука — дополняющие стороны познания бытия. Если религия дает духовный закон, то социальная наука обязана сделать свой вклад в выработку нравственного ответа на вызовы времени. Так длится гармония, вечно скользящая навстречу окликающему человека Логосу. Бог есть любовь. Главный смысл жизни — любовь, непременно включающая душевную и духовную составляющие. Деньги и власть — лишь средства достижения личной и общей цели, любви. Без нее — они угроза смыслам жизни, подобная растущей раковой опухоли, ножу гильотины, поднятому над головой исследующего надежность старого орудия циника-фаталиста.

Николай Александрович Бердяев, друг и соратник С.Н. Булгакова, в своей работе «Судьба России» объяснял наш особый путь в будущее уникальными особенностями российской культуры, тем, что «в русском народе поистине есть свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства…. В России нет дара создания средней культуры, и этим она действительно глубоко отличается от стран Запада по духу своему. Дух этот устремлен к последнему и окончательному, к абсолютному во всем, к абсолютной свободе и к абсолютной любви. Для русских характерно какое-то бессилие, какая-то бездарность во всем среднем и относительном».

Возможность воспринять идеал, выраженный в идее Бога, дана всякому человеку. Последовательное стремление к идеальному, в совокупности с современными достижениями благородного разума, науки и искусства дает каждому право выбрать путь гармонии, любви, счастья. Попытка неинтеллигентных российских интеллектуалов подражать экзистенциальным стенаниям западных мыслителей о том, что человек оставлен Богом, одинок и способен ощущать лишь ужас бытия, наивна по-детски. Так не думает даже героиня повести. Кстати, последние психолого-биографические исследования показали, что в абсолютном большинстве известные философы-пессимисты, как и экономисты, проповедовавшие дух эгоизма, не имели семьи и детей… Несчастные. Они не нашли другой части себя в любви, чтобы создать гармоничное целое. Вот в чем упрекает их щедрая, молодая, оптимистическая, соборная русская культура. Ее дух всегда выражался идеей «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!». Разве не таковы были русские космисты? Разве не наивным стремлением народа к построению в этом мире «царствия небесного», царства правды, была осуществлена первая социалистическая революция на Земле? В работе 1918г. «Истоки и смысл русского коммунизма» Н.А. Бердяев утверждал эти мысли.

И сегодня Россия продолжает искать путь к построению общества гармонии. Западное общество не может быть примером для России, оно комфортно, но не счастливо. Это общество не нашло истины, которую сугубо индивидуально пытается искать каждый принадлежащий ее культуре мыслитель, каждый обыватель в этом обществе без высоких смыслов. Но человек необыкновенно слаб, когда одинок. Запад, по сути, боится любви, отвергающую иллюзию свободы индивида. В России существует множество людей, которые отчетливо понимают, что любовь — это «сладкая несвобода», добровольная несвобода от любимых людей, созидающая в результате настоящую свободу для социального творчества, воздающая человеку-творцу ответной любовью, гармонией семейной, социальной и духовной жизни. Западная «свобода» — лишь гарантированное одиночество и порожденный им ужас отсутствия глубоких смыслов бытия. Такая «свобода» никогда не позволит наступить с-частью, соединению с другими людьми, созданию гармоничного целого. Остракизм, кара одиночеством, во все времена был одним из тягчайших наказаний для человека. Между тем, Запад программирует одиночество индивида на уровне мировоззрения, культуры, идеологии, искусства. Кто всерьез захочет им подражать? Большинство людей современного мира хотят не только материального комфорта, но и душевной, и духовной радости. Как достичь этого Запад не знает. В России ситуация иная.

Одинокому человеку не дано увидеть истину. Способность к социальной интеграции составляет основу могущества человечества. Со-знание человека коллективно и исторично, это познание совершенное вместе с «другими». Алексей Степанович Хомяков, один из ярких русских мыслителей нового времени писал: «Истина, недоступная для отдельного мышления, доступна только совокупности мышлений, связанных любовью. Творцом и источником мира является разумная воля, или, иначе, волющий разум».

Полагаю, что большинство читателей «Семирамиды» будут испытывать благодарность автору повести, знающему и чувствующему великую российскую культуру, «культуру любви», они, скорее всего, будут выражать признательность человеку, который раньше других предчувствует ее новый расцвет в гармонии духа, души и дела, на благо своих граждан и на благо мира.

 

Е.В. Шелкопляс, директор Института развития человека, кандидат медицинских наук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *