В. П. Океанский Послесловие к монографии А. А. Федотова «Личность и развитие глобализации сквозь призму творчества английских писателей конца XIX – первой половины XX вв.»

Куёт бессильные крамолы,

Дрожа над бездной, Альбион!

А. С. Хомяков

             Грёзы об Англии охватывали русского человека, пожалуй, с тех пор как Россия становится в ХVIII веке морской державой, хотя, например, дочь Петра Первого императрица Елизавета так до конца жизни и не смогла поверить в то, что Англия находится на острове… Англоманами были столь разные знаменитые личности ХIХ столетия (собирательные и реальные) как пушкинский индивидуалист Евгений Онегин (вспомним хотя бы его своеобразный, в существенной части – масонский, круг чтения, открывающийся нам в романе при посещении Татьяной Лариной его «пустынного замка»), или же его реальный антипод – первый русский культуролог, теоретик соборности и пламенный славянофил Алексей Степанович Хомяков, написавший в статье об Англии, что её жители происходят из древнего племени угличан, а также успешно демонстрирующий свою паровую машину на всемирной выставке в Лондоне; нельзя здесь не вспомнить и пашущего в начале ХХ века родовое крестьянское поле (ещё не ведающее тракторов!) графа Льва Николаевича Толстого, одетого в дорогое платье из английского сукна… Поэтому обращение к Англии в связи личности с глобализацией совершенно закономерно и для современного учёного россиянина.

Монография Алексея Александровича Федотова «Личность и развитие глобализации сквозь призму творчества английских писателей конца XIX – первой половины XX вв.» посвящена одной из актуальнейших культурологических проблем, связанных с поиском личностью своего экзистенциального места в глобальном мире. В этой работе с опорою на интуиции английских авторов показывается как общие тенденции формирующегося империализма нового типа преломлялись через сознание знаменитых писателей, как строительство антихристианской глобальной реальности заставило их обратиться к ценностям христианства, при этом не все они смогли их воспринять.

Сам выбор этих авторов, творчество которых было проанализировано в книге, хотя и носит субъективный характер, как отмечает и сам Алексей Федотов, но всё же позволяет ему раскрыть тему своего заявленного в названии фундаментального замысла. Некоторых рассмотренных здесь английских авторов вроде бы и нельзя в полной мере назвать писателями (например, Д. А. Гобсона и А. Дж. Тойнби), однако само обращение к ним всё же представляется оправданным в силу того, что их научные произведения дополняют художественные труды других. Кроме того, можно здесь предположить, что в данном контексте допустимо и расширительное понимание самого термина «писатель»: как известно, В. И. Ленин в анкетах указывал свою профессию как «литератор», Н. А. Бердяев в годы революции возглавлял союз писателей, а Томас Манн называл «Закат Европы» Освальда Шпенглера «интеллектуальным романом».

Более того, упомянутый нами Хомяков утверждал, что «в науке есть уже поэзия, потому что наука сдружилась с истиной» – а французский виталист Анри Бергсон подчёркивал, что «в науке часто образный язык лучше передаёт существо дела, в то время как язык отвлечённых понятий остаётся прилепленным к поверхностной видимости вещей».

Представляется, что и избранная А. А. Федотовым форма подачи материала – преимущественно через цитирование исследуемых им источников – обусловлена общей репрезентативной логикой исходного замысла его исследования и тем вполне оправдана. Такой путь подачи приближает её к жанру своеобразной хрестоматии и делает особо ценной, сообщает ей энциклопедические черты, напоминая о старых барочных книгах, интерпретированных замечательным филологом и музыковедом Александром Викторовичем Михайловым в качестве «сводов-объёмов, репрезентирующих мир в его полноте и обширности».

Сам же материал, использованный в этой монографии, ещё раз показывает, что Новое время вообще – духовный упадок во всех отношениях, триумф чувственности (торжествующего сенсуализма и эмпиризма), рационалистического иллюзионизма; даже на Афоне Имя Божие перестали почитать, а такой яркий деятель синодальной церкви как архиепископ Никон (Рождественский), преследуя монахов-имяславцев, топтал бумажку, на которой оно было написано… Но всё это вроде бы, по крайней мере, на первый взгляд – о другом. Новая же работа профессора Федотова что-то существенное (специфически английское!) передаёт во всей этой линии деградации прогрессивного человечества…

Книга достаточно репрезентативна, в чём её читатель смог убедиться сам – завершим же это небольшое послесловие строками знаменитого хомяковского стихотворения «Остров», написанного за год до смерти Пушкина и переведённого на английский язык англиканским пастором и богословом, едва не перешедшим в Православие – Уильямом Пальмером:

Для тебя, морей царица,

                        День придёт – и близок он –

                        Блеск твой, злато, багряница –

                        Всё пройдёт, минёт как сон…

 

                        И другой стране смиренной,

                        Полной веры и чудес,

                        Бог отдаст судьбу вселенной,

                        Гром земли и глас небес. 

 

         Вячеслав Петрович ОКЕАНСКИЙ

Доктор филологических наук, профессор по кафедре культурологии (ВАК РФ);  заведующий кафедрой культурологии и литературы, научный руководитель Центра кризисологических исследований Шуйского филиала Ивановского государственного университета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *